«Дело Ахмадеевой» vs. субсидиарная ответственность

«Дело Ахмадеевой» vs. субсидиарная ответственность

Суд отказал в привлечении к субсидиарной ответственности главного бухгалтера должника
Дмитрий Барский, Советник, Руководитель налоговой практики
05/24/2021
«Дело Ахмадеевой» vs. субсидиарная ответственность

Автор Евгения Заинчуковская, юрист налоговой практики Crowe CRS

Арбитражный суд Свердловской области в определении от 20.05.2021 по делу № А60-59392/2016 (ООО «Темп») отказал в удовлетворении требований конкурсного управляющего о привлечении главного бухгалтера ООО «Темп» Г.Г. Ахмадеевой к субсидиарной ответственности в рамках дела о несостоятельности (банкротстве).

Фабула дела

Конкурсный управляющий ООО «Темп» обратился в Арбитражный суд Свердловской области с требованием о привлечении главного бухгалтера ООО «Темп» Г.Г. Ахмадеевой к субсидиарной ответственности по основаниям, предусмотренным абз. 3 п. 2 ст. 61.11 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве).

В обоснование своих требований конкурсный управляющий указывал, что невозможность ООО «Темп» погасить требования кредиторов в полном объеме вызвана неправомерными действиями в том числе главного бухгалтера. Такие неправомерные действия связаны с умышленным занижением налоговой базы по налогу на прибыль организаций, НДС и налогу на имущество, что привело к необоснованному уменьшению налоговых обязательств ООО «Темп». Впоследствии налоговые обязательства организации были скорректированы решением налоговой инспекции и включены в реестр требований кредиторов.

Отказывая в удовлетворении требований конкурсного управляющего, суд отметил следующее:

  • факты получения и сдачи главным бухгалтером документов организации в налоговый орган на основании доверенности, выданной генеральным директором, не свидетельствуют о том, что главный бухгалтер имеет полномочия управления и (или) контроля над организацией (является контролирующим должника лицом по смыслу закона о банкротстве);

  • наличие подписи главного бухгалтера на инвентаризационной описи основных средств организации не доказывает и не может доказывать того, что главный бухгалтер принял на себя полномочия по управлению или контролю над организацией (стал контролирующим должника лицом);

  • конкурсным управляющим не представлены разумные доказательства того, что главный бухгалтер Г.Г. Ахмадеева имела право подписывать банковские документы для осуществления расчетов ООО «Темп», в том числе платежные поручения;

  • в материалах дела отсутствуют доказательства, что главный бухгалтер ООО «Темп» имела учетную запись в системе «Банк – Клиент» и (или) являлась владельцем ключа электронной подписи.

Принимая во внимание, что главный бухгалтер не имела права на осуществление платежей от лица ООО «Темп», суд пришел к выводу, что в спорные периоды она не являлась контролирующим должника лицом по смыслу банкротного законодательства.

Мнение специалистов Crowe

«Дело Ахмадеевой» получило широкую известность в связи с принятием Конституционным Судом РФ Постановления от 08.12.2017 № 39-П. Тогда КС рассматривал вопрос, каким образом должны соотноситься между собой нормы различных отраслей права: налогового, гражданского, банкротного, – если организация утратила платежеспособность в результате действий физического лица, ответственного за ведение ее налоговой отчетности.

Напомним, первоначально в «Деле Ахмадеевой» налоговый орган пытался взыскать денежный эквивалент налоговой недоимки с главного бухгалтера по правилам гражданского законодательства (ст. 1064 ГК РФ). Однако налоговым органом не было принято во внимание, что основным должником по налоговому обязательству является сама организация. При действующей и платежеспособной организации ответственность по ее налоговым долгам не может быть переложена на других лиц. Изложенный подход подтверждается, в частности, в Определении ВС РФ от 04.02.2020 № 41-КГ19-46 по делу № 2-5374/2018.

После неудачной попытки налоговых органов взыскать денежный эквивалент налогов организации с главного бухгалтера по правилам гражданского законодательства конкурсным управляющим предпринята попытка привлечь главного бухгалтера к субсидиарной ответственности за доведение организации до банкротства, что, однако, также не увенчалось успехом.

Стоит отметить, что на сегодняшний день ни на уровне законодательства, ни на уровне судебной практики не решен вопрос, в каких случаях и при каких условиях главный бухгалтер может отвечать своим имуществом по налоговым долгам организации, с которой у него заключен трудовой и (или) гражданско-правовой договор.

Указанная правовая неопределенность, во-первых, создает угрозу двойного взыскания налоговой задолженности (или ее денежного эквивалента) (см., например, Определение ВС РФ от 28.05.2020 по делу № А40-203647/2015), во-вторых, предоставляет налоговым органам специальные инструменты защиты фискальных интересов в обход очередности, установленной Законом о банкротстве, в-третьих, может приводить к возложению на главного бухгалтера ответственности по налоговым долгам организации в отсутствие его вины.

Представляется, что в комментируемом определении суд справедливо не допустил расширительного толкования положений Закона о банкротстве и пришел к верным выводам, основанным на имеющихся в материалах дела доказательствах.

Мы следим за развитием судебной практики по указанной категории споров и будем держать вас в курсе всех ключевых событий.

 

Контакты

Дмитрий Барский
Дмитрий Барский
Советник, Руководитель налоговой практики
Москва